Top Menu

День без любви

Эл залила заварку горячей водой и дала ей настояться. По кухне разлился аромат лесных трав, но она его не замечала. Сегодня всё шло не так.

Девушка чувствовала себя не на своём месте, словно её закинули на чужую враждебную планету. Она проснулась с ощущением потери памяти. Нет, она помнила свою комнату, родителей, друзей и события жизни, но почему-то знала, что забыла нечто важное, может, даже самое важное, о чём непременно следовало помнить. Вот только она потеряла, упустила, не сберегла и теперь ей было плохо.

Эл смотрела в окно на утреннюю городскую суету и думала: «Куда они все так спешат? И зачем?» Ответа не знала ни она, ни люди, которые так торопились, что у них не было времени задуматься о том, куда они бегут и нужно ли им это на самом деле.

Глоток чая, вкус которого она почти не уловила, не доставил ей никакого удовольствия. Она отставила немытую чашку на столе, что было ей не свойственно, и вошла в комнату, раздумывая над вопросом: «О чём же я всё-таки забыла?»

Решив, что пробежка может взбодрить её, как это бывало обычно, Эл надела спортивный костюм, наспех собрала волосы в высокий хвост, и не даже не взглянув на себя в зеркало, вышла на улицу.

Она бежала по парку и смотрела на прохожих. Влюблённые парочки совсем не умиляли её, как и мамы с детьми. Во всём Эл видела искусственность, наигранную любовь и лицемерие. Через несколько минут такого созерцания, она ощутила тошноту и головокружение. Чтобы не упасть, девушка присела на ближайшую скамейку.

Эл потерла руками лицо, словно желая смыть тоску и отвращение к миру, и принялась разглядывать прохожих – вдруг, в ком-то заметит настоящие чувства. Однако, она видела лишь маски. Даже дети выделывались друг перед другом, пытаясь выглядеть лучше, чем они были на самом деле.

Тогда девушка начала перебирать в памяти друзей и знакомых. «Хоть бы одну счастливую семью вспомнить, – думала она. – Хоть бы одни искренние отношения найти». Солнце высоко поднялось и жгло беспощадно, а Эл всё вспоминала, с надеждой пытаясь отыскать настоящую любовь. Все её попытки оказались провальными. Даже в тех отношениях, которые внешне казались наиболее близкими к идеалу, было столько обмана и использования друг друга в корыстных целях, что девушка сдалась.

«Всё ложь! Никто никого не любит! Кругом сплошной обман!» – думала она. Ей хотелось кричать, но парк был неподходящим местом для выражения эмоций. Девушка поставила ноги на скамейку, обхватила их руками, уткнулась лбом в колени и тихо заплакала. Слёзы лились не переставая – она и не думала, что в глазах может быть так много воды. Впрочем, она ни о чём не думала. Если бы её спросили, о чём она плачет, единственным ответом, который она смогла бы выдавить, было бы: «Любви нет».

Эл потеряла любовь. С самого детства она словно светилась от радости. Ей не нужно было ничего особенного, чтобы излучать свет и согревать теплом окружающих. За эту особенность её часто называли «солнышко», «свет ты наш», «волшебница» и ещё множеством нежных слов. Иногда люди подходили к ней, чтобы просто постоять рядом и напитаться той любовью, которую излучало всё её существо. А теперь…

«Любви нет» – еле слышно прошептала девушка и вдруг поняла, что это была именно та потеря, о которой она пыталась вспомнить всё утро. От этого ей стало совсем грустно и она заплакала ещё горше.

Скамейка, где сидела Эл, находилась в отдалённом уголке парка, поэтому никто не беспокоил девушку. Когда её тело обессилело от рыданий и они переросли в редкие всхлипывания, она почувствовала, как кто-то едва касается её волос. «Может показалось, – подумала она, не желая выглядывать наружу, но прикосновение повторилось. Кто-то несмело гладил её по голове.

Эл вытерла глаза рукавом, сделала несколько глубоких вдохов и слегка повернула голову в ту сторону, где предположительно находился субъект, нарушивший её одиночество. Рядом с ней сидела девчушка лет пяти в нарядном красном платьице с яблоком в руке, словно подобранным по цвету. Видимо, она собиралась его съесть, но её внимание привлекла плачущая незнакомка.

– Почему ты плачешь? – предсказуемо спросила малышка.

– Что-то в глаз попало, – соврала Эл и тут же почувствовала отвращение к себе: «Опять ложь».

– Я потеряла любовь, – честно сказала она.

– Ты поссорилась с кем-то, кого любишь? – спросила кроха. – Я тоже плакала, когда поругалась со своей подружкой, но мы потом опять помирились и теперь я её ещё больше люблю.

– Я ни с кем не ссорилась, – ответила Эл. – Просто любви нет нигде – она пропала. А может, её и не было никогда, уже не помню.

– Понятно, – сказала девочка.

Она задумчиво посидела рядом ещё минутку и, догадавшись, что ей пока не по силам разобраться в странных проблемах взрослых, попрощалась и убежала. Девушка проводила её взглядом и увидела, что малышка мчится назад. Она протянула яблоко и сказала: «Это тебе – оно сладкое». Затем девочка ушла и больше не возвращалась.

Эл рассмотрела глянцевую поверхность фрукта и заметила на нём лёгкий след от зубов. Видимо, кроха хотела сама насладиться лакомством, но сострадание к плачущей тётеньке победило и она приняла решение помочь чем могла.

«Вот сейчас, сейчас должно потеплеть на сердце» – подумала Эл. Такие сцены в фильмах обычно вызывали у неё слёзы умиления, но на этот раз ничего не произошло. Никакой нежности, радости и даже благодарности она не ощутила. Прислушалась к себе – ничего. Внутри было пусто.

Девушка решила, что уже, видимо, время обеда и без особого удовольствия съела яблоко. «Перекусила и ладно. Спасибо малышке» – подумала она и опустила вниз ноги, чтобы размять затёкшие от долгого сидения колени.

Двигаться не хотелось и Эл продолжила издалека наблюдать за прохожими. Теперь она ничего не искала и ни на что не надеялась. Она знала, что не найдёт любви ни в ком из них и лишь равнодушно смотрела на снующих взад-вперёд людей.

Когда время близилось к вечеру, на скамейку рядом с Эл с трудом опустился маленький сухонький старичок. В его внешности было нечто сказочное. Казалось, что он сейчас начнёт рассказывать историю о некотором царстве, некотором государстве. Девушке меньше всего сейчас хотелось общаться с кем бы то ни было, но сил и желания уйти не было, поэтому она осталась на месте, безропотно ожидая своей участи.

Старик однако молчал, лишь изредка вздыхая о чём-то своём. В конце концов, девушка не выдержала и сама спросила:

– О чём Вы вздыхаете?

– О тебе, милая, – ответил старик. – Много сейчас таких потерянных стало. Ой, как много.

– Что Вы имеете в виду под «потерянными»?

– Сама знаешь. Ты же любовь потеряла, а не я. У меня с ней всё в порядке, поэтому и вздыхаю я о тебе.

– Откуда Вы?… – попыталась спросить Эл, но взглянув на сказочного старичка, почему-то почувствовала неуместность вопроса.

– Вас таких сразу видно, – всё же ответил он. – Глаза потухшие, словно свет внутри выключили. А вся штука в том, что его никто не выключал – он там был, есть и всегда будет. Ты просто забыла.

– Как же мне вспомнить? Пожалуйста, помогите мне!

– Тебе просто нужно увидеть. Приди домой и посмотри в зеркало – прямо себе в глаза. Смотри, не отрываясь, пока не увидишь. А мне пора уже. Засиделся я с тобой, завздыхался. Жена без меня ужинать не сядет.

Он встал и побрёл, опираясь на палочку. Эл показалось, что он не идёт, а танцует и лишь состарившееся тело не даёт ему возможности отбросить палочку и отплясать чечётку или ещё какой-нибудь зажигательный танец.

Девушка любовалась походкой старика до тех пор, пока он не скрылся из виду. Она посидела ещё с полчаса и снова вернулась в спокойно-безразличное состояние. Перестала плакать и на том спасибо. Слова старика быстро выветрились у неё из головы – слишком уж нереальным он был.

Поднявшись, Эл зашагала домой. Никто не обращал на неё внимания и ей это было на руку. День явно не располагал к общению.

Она вошла в квартиру, сняла кроссовки и решила принять ванну, чтобы смыть с себя этот странный день. Девушка открыла воду и начала раздеваться. Она бросила солёную от слёз одежду в стиральную машину и посмотрела в зеркало на стройную фигуру. Всё было как всегда прекрасно, но… больше не радовало. Эл подняла взгляд и увидела припухшее лицо и потухшие равнодушные глаза. Это были не её глаза – к таким она не привыкла. Ни света, ни тепла, ни жизни в них не было. Лишь пустота и холод живого трупа. Она раньше встречала этот взгляд у других людей, но никогда не думала, что и с ней случится такое.

Она застыла, глядя в глаза зазеркальной Эл. Зрачки то слегка сужались, то расширялись. Девушка рассматривала узоры на радужной оболочке, словно это было стеклянное изделие, а не её собственные глаза. Вода в ванной текла и рука Эл автоматически перекрыла кран, чтобы не устроить потоп.

Не отрывая взгляда от отражения, она ощущала, как в её теле что-то происходит – оно словно оживает и потихоньку пробуждается от кошмарного сна.

«Я тебя люблю» – непроизвольно произнесли её губы, а затем она громко повторила: «Я тебя люблю!»

И тут слёзы снова брызнули из её глаз. Эл смеялась и плакала одновременно. «Я ведь и есть Любовь!» – воскликнула она. Это было правдой и в прямом и в переносном смысле. Девушку звали Любовью, а Эл – было сокращённое на английский манер имя, которым сначала называли её друзья, а затем и родные привыкли.

Она вышла из ванной, схватила первое попавшееся под руку платье из шкафа и выбежала на улицу, чтобы убедиться, что любовь вернулась.

«Да и как она может уйти или вернуться, если я сама и есть Любовь! – хотелось кричать девушке. – И вы все – Любовь. Только вы не помните об этом, поэтому вам приходится надевать маски, обманывать друг друга и притворяться. Вы все немножко мёртвые, потому что забыли о своей сущности. Вы думаете, что любовь надо заслуживать, её можно получить, подарить, обменять, но с ней нельзя ничего делать, ведь она – это всё, всё, что нас окружает, без исключения! Она в нас, вокруг нас и во всём, что только можно себе представить. Весь мир соткан из любви. Как же я могла забыть об этом!»

IMG_20160801_211755

Эл была так рада, что ей ужасно захотелось кого-нибудь обнять. Почувствовав исходящий от неё свет, к ней подбежали мальчик и девочка – детям ведь всегда хочется любви и ласки, впрочем как и взрослым, только те не позволяют себе в этом признаться.

Девушка обняла детишек и ощутила, как тепло, исходящее из груди, разливается по всему телу.

«Любовь есть!» – сказала она малышам и с лёгкой улыбкой пошла домой.

С любовью,

©Кристина Кашкан

Если вам понравилась эта история, закажите сборник и помогите выходу книги!

zakazhite-knigu-i-podderzhite-eyo-izdanie

, ,

Пока комментариев нет

Добавить комментарий

 

 

Powered by WordPress. Designed by Woo Themes